Глава 22. «Точприбор» 

Глава 22. «Точприбор» 

Не пытайтесь исправить прошлое. Лучше приложите все усилия, чтобы не испортить будущее
Из Сети


По радостным возгласам Студента стало понятно, что халабуда всё-таки заработала. Рассевшись по своим местам, друзья снова отправились в телепутешествие.

Следующая передача, которую Студенту удалось выудить из эфирных шумов, разительно отличалась от предыдущих. Это было интервью, проходившее в интерьере кабинета директора какого-то большого предприятия. Хорошенькая журналистка беседовала с крупным мужчиной в очках, похожим на повзрослевшего Знайку. О том, что это директор, сразу было понятно – перед мужчиной стояла настольная информационная табличка, напоминающая маленькое табло игрушечного аэропорта. На табличке высвечивалась зеленоватая надпись: «Многожёнов В.В. Генеральный директор завода».

Изображение было настолько качественным, что, казалось, действие происходит в соседнем помещении, прямо за стеклом. Правда, звук при этом отсутствовал напрочь.

– Полуэктус, где же звук? Неужели это тоже из-за меня? – спросил Журналист. Ему было жутко неудобно.

Студент, пожав плечами, вдохнул и снова стал перебирать провода. При этом он поглядывал на экран, чтобы ничего не прозевать.

– Интересно, кто их снимает? – спросил он.

– Ты думаешь, что это их оператор накосячил и забыл включить звук? – с надеждой спросил Журналист.

– Нет, я к тому, что не видно вообще ни камеры, ни оператора.

Боковая стена директорского кабинета от пола и до самого потолка была зеркальной, и наблюдательный Студент заметил, что  в ней отражались только генеральный директор и улыбчивая журналистка, задающая директору вопросы. Никого кроме них в кабинете видно не было, но, тем не менее, съемка производилась с разных ракурсов. Создавалось впечатление, что каким-то непостижимым образом невидимая камера моментально перемещается с одного места на другое.

Дверь в директорский кабинет открылась, и в неё вошла пышногрудая блондинка. Журналист тут же восторженно присвистнул.

– Секретарша, – догадался он.

Блондинка протянула директору продолговатый предмет и удалилась из кабинета, красиво повиливая бёдрами. Директор что-то произнёс, показав предметом в сторону большой зеркальной стены. На ней тут же появилось изображение огромного сборочного цеха.

– Точно, секретарша. Принесла своему шефу телевизионный пульт, – прокомментировал Журналист. – У меня в Рио в номере был такой. Лежишь себе на кровати, переключаешь каналы… Удобнейшая, я вам скажу, штука – не нужно вставать в самый ответственный момент…

– Наслышаны, можешь не продолжать, – перебил приятеля Психолог. Журналист послушно замолчал.

– Офигеть! Вот это телик! – оторвавшись от поиска оборванного провода, восторженно воскликнул Студент. – Похлеще нашего Зеркала, прямо на всю стену! А гляньте, что там происходит, в цеху! Фантастика!

Невидимая камера перемещалась по огромному производственному цеху, состоящему из нескольких уровней, и то,что происходило на экране, действительно напоминало съёмки какого-то научно-фантастического фильма.

Людей в цеху почти не было – несколько мужчин и женщин сидели на самом верхнем уровне в окружении полупрозрачных экранов, на которых мелькали цифры. Цветные чертежи, которые они живо обсуждали, висели перед ними прямо в воздухе.

Множество разнообразных механизмов, похожих на гибкие щупальца гигантских осьминогов, двигались по замысловатым траекториям на нижних уровнях цеха, перенося с места на место разнообразные детали, которые возникали на небольших прозрачных столах-платформах прямо из ниоткуда.

Определить закономерность, по которой происходит появление и перемещение деталей, было невозможно. Но если присмотреться внимательней, можно было понять: конечной целью всех процессов является сборка необычного устройства, похожего на небольшой луноход.

Устройство находилось в самом центре нижнего уровня, а над ним, прямо в воздухе вращался полупрозрачный куб, внутри которого мерцал  неоновым светом такой же луноход.

Приятели, затаив дыхание, как зачарованные наблюдали за этим удивительным зрелищем. Первым нарушил молчание Студент.

– Я, кажется, догадался, – возбуждённо сказал он. – В этой вращающейся штуковине находится трёхмерная копия той штуковины на колёсах, которую эти щупальцы собирают. Видите, в стеклянном кубе вспыхивает именно то место, куда нужно вставлять очередную деталь. Это, типа, подсказка для робота.

– И где ты углядел робота, Полуэктус? – удивлённо спросил Журналист.

– Весь цех – это и есть робот. Я так думаю, – ответил Студент.

– Х-мм… Похоже на то, – задумчиво сказал Программист. – Однако… Техника на грани фантастики! Ну, что там у тебя со звуком, Полуэкт?

Студент сидел с проводом в руках, забыв обо всём на свете. Опомнившись, он снова кинулся искать в халабуде место обрыва.

– Момент… Ура! Кажется, нашёл! – радостно воскликнул Студент. – Сейчас припаяю, только сначала немного  сопли подберу. – Он принялся аккуратно подвязывать провода.

 

Когда после затянувшейся паузы появился голос диктора, больше всех обрадовался Журналист. Всё это время он мысленно проклинал себя за неуклюжесть. Если бы Журналист знал молитвы, то непременно бы помолился за золотые руки Полуэкта.

Студент, похоже, был прав. Голос за кадром рассказывал об успешном внедрении на заводе «Точприбор» новых технологий по созданию роботизированных линий.

– Офигеть!  – восторженно воскликнул Студент. – Честно говоря, я сомневался, но, выходит, эта штуковина со щупальцами действительно робот? А может, и эта хреновина, похожая то ли на детский трактор, то ли на «Вятку»-автомат, тоже робот? Типа, робот с электронными мозгами собирает другого робота?

Голос за кадром продолжал рассказ о заводе.

Строительство «Точприбора», который создавался в небольшом городке под Киевом для нужд оборонки, было завершено в конце восьмидесятых. Но после какого-то знаменательного события, которое диктор назвал «первой интеллектуальной революцией», завод перепрофилировался и стал градообразующим предприятием. А сам Переславль превратился в настоящий интеллектуальный центр, где разрабатывались новые информационные технологии.

Многотысячный заводской коллектив стал заниматься изготовлением роботизированных линий для разных промышленных нужд, а также попутно штамповать различные бытовые приборы. Ассортимент продукции был широчайший: от бесшумных стиральных машин до многофункциональных информационных устройств. Всё это внедрялось благодаря стремительному развитию новых направлений в отечественной науке. Оказалось, что зеркальная стена, на которой шла трансляция из цеха – это информационный терминал – новейший продукт зазеркальных технологий.

Услышав про «зазеркальные технологии», Студент обрадовался, как ребёнок.

– Ни фига се! – воскликнул он. – Значит, наше Зеркало – это информационный терминал!

– Да не скачи ты от радости, давай послушаем, – улыбнулся Программист.

Тем временем диктор замолчал, и заиграла лёгкая музыка. Камера переместилась из цеха наружу и, поднявшись высоко в небо, зависла над городом. Вид при этом открывался просто сказочный.

Был зимний вечер, и укутанный в снег город походил на картинку на новогодней открытке. Золотые купола маленьких церквей торчали из снега, словно ёлочные игрушки из ваты. Между крохотными, похожими на пряничные, домиками узкой лентой петляла  речушка, скованная льдом. Вдали светились многоэтажки жилого массива, вдоль которого тянулась автомагистраль, уходящая в сумеречную даль. Снежинки кружились в медленном танце, создавая иллюзию рождественской сказки.

Камера стала перемещаться по направлению к центру.

– Смотрите, смотрите! – оживлённо воскликнул Студент. – Видите, в парке светятся цифры: 2004 год! Офигеть можно…

– Да, похоже, это конец 2003 – начало 2004 года, – подтвердил Психолог.

– Ну, наконец-то со временем определились, – сказал Программист. – Слушай, Захарий, а ведь в 2004 нам уже будет… М-да… Действительно, офигеть можно…

 

Городской пейзаж исчез, музыка затихла, и телезрители снова переместились в кабинет директора, где журналистка и Многожёнов Вэ Вэ продолжали свою беседу, причём девушка умело разбавляла вопросы на производственную тему другими.

– Вот вы сказали, что начинали работать на «Точприборе» молодым специалистом. Скажите, как так получилось, что выпускник престижного московского вуза оказался в маленьком провинциальном городке, здесь, на Киевщине? Ведь в те времена Переславль считался захолустьем?

– Вы знаете, Катержина… Я правильно произношу ваше словацкое имя? – Директор вопросительно взглянул на журналистку.

– Катерджина, – поправила его девушка. – Можете называть меня просто Катя. – Журналистка мило улыбнулась.

– Вы знаете, Катя, в те времена существовал принцип распределения молодых специалистов. Своеобразная лотерея, так сказать, – кому как повезёт. Или кого куда пристроят. Я считаю, что мне просто повезло. Переславль – замечательный городок. Здесь живут замечательные люди. Здесь родилась моя дочь, тоже, между прочим, студентка. Она, как и вы, учится в университете, но только в Киеве.

–  А на каком факультете? – спросила журналистка.

– Информационно-технологическом, конечно. Хочет поступать в аспирантуру.

– Домой часто приезжает?

– С тех пор, как Переславль стал городом столичного подчинения и из Киева сюда пустили «Синюю стрелу», она снова стала жить вместе с нами. Так удобнее. А вы дома часто бываете, Катя?

– Редко. Между восточной столицей и Ленинградом никакая «стрела» пока не летает, – улыбнулась девушка.

– Как? Вы живёте в Ленинграде? Разве не в Чехословакии? – удивился Многожёнов. – Вы ведь родились, насколько мне известно, где-то там?

– Да, родилась там. В Чехословакии живут мои бабушка и дедушка. А мы с родителями давно уже перебрались сюда, в Содружество, и живём в Ленинграде.

– Понятно. Наверное, поэтому вы так хорошо говорите по-русски.

Журналистка улыбнулась.

– Ну что, давайте продолжим? – спросила она.

Директор посмотрел на часы и спохватился.

– Да-да, через десять минут начнётся церемония открытия – там нам точно не дадут поговорить. О чём вам ещё рассказать?

– О коммуникаторах, – ответила девушка. – Зазеркальные технологии в производстве, конечно, впечатляют, но зеркалофоны… Это так необычно – даже не верится, что такое возможно.

– Понимаю, – улыбнулся Многожёнов, – появление интеллекторов – действительно, настоящая революция. Причем, как вы правильно заметили, не только  в области точного приборостроения, но и в производстве средств связи. Цех, который мы с вами сейчас поедем открывать, будет выпускать коммуникаторы нового поколения. – Директор достал из своего стола прямоугольную картонную коробочку, размером чуть больше пачки сигарет, и извлёк оттуда предмет, напоминающий корочки удостоверения. – Это последняя модель тонкоплёночного зеркалофона, настоящий прорыв в области телекоммуникаций, – сказал Многожёнов, протягивая журналистке корочки.

– Ой, как мило! – воскликнула девушка. – На первый взгляд – обычное карманное зеркальце… А как им пользоваться?

– Очень просто. Подумали о человеке – и постучали костяшками пальцев прямо в Зеркальце, как в дверь:  тук-тук. Правда, у того человека должен быть точно такой коммуникатор. Принцип работы такой же, как у больших зазеркальных дисплеев. Но у этой модели – дисплей тонкоплёночный, последнее слово отечественной науки. И возможности просто потрясающие. Разрешите, я вам продемонстрирую?

Журналистка протянула зеркалофон директору. Раскрыв корочки, он постучал по стеклу согнутым указательным пальцем.

– Петрович, это я, ну что там у вас? – произнёс директор, заглядывая в Зеркальце.

– Всё готово, сейчас начинаем, я послал за вами машину, – раздался чей-то бодрый голос.

– Это наш главный инженер, сейчас я вас познакомлю, – пояснил Многожёнов, протягивая зеркалофон изумлённой девушке. – Петрович, это Катерджина, можно просто Катя.

Директор улыбнулся – и так и замер, с улыбкой на лице и протянутым девушке зеркалофоном. Через секунду Зеркало зашипело и зарябило помехами – изображение исчезло с экрана.

 

– Вот это да! – восторженно воскликнул Студент. – Вот бы подержать в руках такой зеркалофончик! Нет, ну вы только представьте – это ведь как видеотелефон, только без проводов! Фантастика!

– А Катерину, или как там её? – Катерджину подержать в руках не хочешь? – спросил Журналист.

Программист погрозил приятелю пальцем.

– Никитос, не пошли. Отстань от юноши. «Парень он порядочный, у него Тереса».

– Ты ничего не путаешь, Ковалёв?  У него, насколько мне помнится, ещё вчера была Хелена. Или я что-то упустил?

– Упустил, похоже, – ответил Программист. – Это из «Хоакина Мурьеты», Никитос. Первая отечественная рок-опера.

– Да знаю я, – соврал Журналист.

– Между прочим, эта Катерджина тоже из Чехословакии, и на Хеленку, кстати, чем-то неуловимо похожа, – сказал Студент.

– Для тебя, наверное, сейчас все симпатичные девушки неуловимо похожи на твою Хеленку, – заметил Журналист. – Хотя, согласен с тобой, попка у Кати – что надо. Но мне больше понравилась секретарша. Какая фемина!.. Кстати, Ковалёв, ты заценил её бюст? Это и есть третий размер. Запомнил?

– Так, коллега, уймись! – строго сказал Психолог. – Если учесть, что мы наблюдали 2004 год, то обе эти девушки сейчас ходят в детсад. Если вообще родились – Бог знает, в какой вариант будущего мы с вами заглядывали.

– В правильный вариант. Именно так я себе и его и представляю, – сказал Студент.  Только я не понимаю, о какой восточной столице они говорили?

– Кто говорил? – удивлённо спросил Журналист.

– Ты был больше увлечён созерцанием привлекательных женских форм, чем беседой,  заметил Психолог. – Восточную столицу упоминала журналистка. Насколько можно судить по её словам, она там учится. Но о каком городе шла речь, я тоже не понял.

– Я не о том, – возбуждённо сказал Студент. – Если есть восточная столица – значит, есть и западная? Значит, я был прав, и в Союзе всё-таки будет несколько столиц!

– А вот и не в Союзе. Вы сами хреново слушали. Они говорили о Содружестве, – сказал Журналист. – Возможно, Союз в будущем как-то переименуют?

Студент решительно завертел головой.

– Нет-нет-нет, на столе у этого Многожёнова стоял маленький красный флажок, и на нём было написано СССР.

– Я тоже видел, – подтвердил Программист.

– И я видел, – сказал Михалыч. За всё время, пока шла передача, он не проронил ни слова.

– Ну и что, что было написано СССР? – не сдавался Журналист. – Может, эта аббревиатура будет расшифровываться как-то иначе. Например, Содружество Советских Социалистических Республик.

Психолог поднялся со своего кресла и подошёл к книжной полке. Вытащив оттуда Географический атлас, он принялся его листать.

– Не вижу особой разницы, коллега. Какой смысл переименовывать государство из-за одного слова?

– Это ты атласе вычитал, умник? – Увидев освободившееся кресло, Журналист моментально переместился в него. – Готов поспорить, что в твоем варианте расшифровки этой аббревиатуры всенепременно окажутся слова «стыд» и «совесть».

– Не обязательно. Возможны разные вариации. Например, Содружество Святой Соборной Руси. Или Содружество Стран Свободного Развития. Государственные объединения можно называть как угодно – Соединённые Штаты, например. Штат, между прочим, – это государство в переводе на русский.

– Да и аббревиатуры придумывать можно всякие, – согласился Программист. – В «Руслане» одно время модно было сочинять аббревиатуры. Между прочим, само слово «свобода» тоже можно разложить как аббревиатуру. Помнишь, Михалыч?

– Помню. – Маг улыбнулся. – Захару наверняка понравится. Свобода по-китежградски – это Совестью ВОдительсто БОгом ДАнное. Так что Содружество Стран Свободного Развития – неплохой, по-моему, вариант.

– Михалыч, а ты видел, как на стеклянных столиках появлялись детали? – спросил Студент. – Они материализовались, как мячик, прямо из воздуха!

– Да, действительно, это было похоже на М-волновую материализацию, – согласился маг. – Но в таких объёмах… Интересно, как они решили проблему с запахом?..

Студент продолжал донимать мага вопросами.

– Слушай, Михалыч, а что, реально можно сделать такие маленькие зеркалофоны?

– А почему нет? Тимур Геворкян с самого начала вынашивал эту идею. Он считал, что сказку про говорящее Зеркальце обязательно нужно воплотить. И всю свою жизнь посвятил именно этому. Я скажу больше, китежградцы буквально стояли на пороге создания искусственного интеллекта. В том смысле, что научились дополнять свой естественный интеллект ноосферной информацией из Зазеркалья. Пример с топографической картой я уже приводил. Хотите, изображу политическую карту Евразии, как в той передаче из будущего?

Студент восторженно блеснул глазами.

– Изобрази, конечно.

Маг щёлкнул пальцами – и на Зеркале появилась большая карта с изображением лоскутного одеяла западноевропейской части и мощным красным конём СССР.

– Круто… – прошептал Студент.

– Конечно, круто, –  улыбнулся Михалыч. – Если бы кукуушатам не перекрыли кислород, то мы бы уже давно шагали впереди планеты всей…

– Полина утверждает, что без Терентия тогда не обошлось, – сказал Программист. – Каким-то образом ему удалось прекратить финансирование геворкяновских разработок.

– Ну и гад же этот ваш Терентий. Ещё и в президенты метит. Хотя… В таком количестве возможных вариантов будущего я уже совсем запутался, – признался Студент.

– И немудрено. Даже у меня самого крышу сносит, – поддержал его Журналист. Психолог, не удержавшись, рассмеялся. – Псих, я знаю всё, что ты хочешь мне сказать, – сказал Журналист, выразительно поглядев на приятеля.

– Коллега, ты читаешь мои мысли? Можно я буду тебя называть ленинградским оракулом? Или лучше Никитой Питерским? – кротко поинтересовался Психолог.

Журналист поморщился и махнул рукой.

– Называй, как хочешь, только не забывай, насколько метко я метаю мячики. – Взяв с полки резиновый мячик, Журналист принялся демонстративно его подбрасывать.

– Так, всё, мужики, брек! – решительно сказал Программист. – Захарий, а ты заметил, что про КПСС не сказано было ни слова? И в большинстве газет за 2012 год о руководящей и направляющей совсем ничего не писалось. Только в «Ленинградском коммунисте» – так, по-моему, называлась одна газета. Странно как-то…

– Не вижу ничего в этом странного, – ответил Психолог. – Наоборот, всё закономерно. Если всё будет продолжаться в том же духе – Коммунистическая партия сама свалится. Как в том анекдоте про Соловья-разбойника. Знаете? Едет по лесу Илья Муромец. Вдруг видит: сидит на высоком дубе Соловей-разбойник  и пилит сук, на котором сидит. Илья кричит: «Соловей, что ты делаешь? Ты же сейчас сук допилишь – и свалишься». «Иди-ка ты лесом, Илья. Не свалюсь». «Ну, гляди». Допиливает свой сук Соловей, падает, естественно. Смотрит удивлённо вслед Илье: «Колдун что ли?»

– Незнание законов физики приводит к падению с дуба, – подытожил Программист.

– А незнание законов управления человеческим обществом приводит к более плачевным последствиям, – добавил Психолог. – Разница в том, что социологическое падение происходит не сразу, а постепенно. И заметить его можно только со стороны. Как правило, люди, забравшиеся слишком высоко, беспечно игнорируют предупреждения и верят только собственным набитым шишкам.

– Это их проблемы, – заметил Журналист.

– Ошибаешься, коллега, – возразил Психолог. – Это проблема как раз большинства нормальных людей. Ну, ладно, – вздохнул он, – время покажет. Всё-таки интересно, какой город может быть восточной столицей? Как считаете, коллеги?

Студент подошёл к Психологу.

– Фиг знает… Может, Владивосток? – предположил Студент, заглядывая в атлас.

– А почему не Южно-Сахалинск? Тётя Эмма была бы счастлива. – Журналист оживился. – А Питер запросто может стать Северной столицей.

– А как же Москва? – улыбнулся Михалыч.

– А Москва пускай немного отдохнёт, – заявил Журналист. – Ну, а Южной столицей наверняка сделают Одессу. Если будут голосовать, то я проголосую за Одессу. Полуэктус, а не махнуть ли нам к морю следующим летом? – Журналист откинулся в кресле, мечтательно закрыв глаза. – Представь себе: тёплое море, холодное пиво, горячие одесситки… Ах, да, у тебя же Хеленка… Бери её с собой. Слушай, по-моему, замечательная идея?

– Не знаю… Возможно… – неуверенно сказал Студент.

– Не знаю, возможно, – передразнил его Журналист. – Пошли это дело перекурим? Смотри, что у меня есть – практически сигары.

Журналист, поднявшись, достал из кармана жёлтую пачку и поманил ею приятеля.

– Не пойду… Извини, Ник, пытаюсь бросить, – повертел головой Студент.

Журналист тяжело вздохнул.

– Ай-яй-яй! До чего довели человека… – покачал он головой. – Ну, как хочешь, а я покурю. Только чур кресло не занимать и телик без меня не смотреть!


 

ДРУЗЬЯ, ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К ГРУППЕ ПОДДЕРЖКИ ПО ИЗДАНИЮ КНИГИ.

54321
(1 vote. Average 5 of 5)